“Кисень тільки після смерті сусіда по палаті. Загальна палата. Більше доби очікування. Страшно, що МОЗ не розуміє масштабу проблеми”: журналіст

Подаємо мовою оригіналу:

Мы умрем, но не все и не сразу. Многие еще не переболевшие COVID-19 задаются вопросом: а что там за дверями отделения интенсивной терапии? Страшно? Да нет, не страшно. Ну вот, из свежих примеров.

Районная больница в Черниговской области. Госпитализируют бабушку 80 лет с коронавирусом. У бабушки сатурация 35%. Ее кладут в общую (!) палату, где есть разводка кислорода. Но проблема в том, что в палате на 4 пациентов только 2 выхода кислорода из разводки, а потому бабушка больше суток лежит в ожидании, когда ее соседка по палате наконец-то умрет и кислород дадут ей.

Через несколько дней эта бабушка тоже умерла, освободив канюли с кислородом для нового пациента. Кто не знает, сатурация (насыщение крови кислородом) в норме у здорового человека составляет 96-100%, а пациент с сатурацией ниже 92% требует немедленной кислородной поддержки. Если же использование кислородной маски не поднимает сатурацию выше 88% и имеются нарушения сознания пациента, то врач рассматривает вопрос о его интубации и перевода на искусственную вентиляцию легких.

Чем ниже сатурация, тем больше кислородное голодание (гипоксия) у пациента. При длительной гипоксии умирают клетки головного мозга и сердца. Такое себе медленное удушение. А сатурация у пациента 35% – это практически труп.

Общая палата. Больше суток ожидания. Кислород только после смерти соседки по палате. Страшно? Нет. Это отвратительно и грустно. А страшно то, что Минздрав до сих пор не понял масштаба проблемы нехватки кислорода и решает ее с помощью кислородных концентраторов, которых вообще не должно быть в больницах! Это аппараты для пациентов, которые лежат дома, например, для пациентов с обструктивными заболеваниями легких, астмой, раком легких в не острых стадиях.

В больницах же должна быть централизованная разводка кислорода от больших резервуаров. Как можно пробыть министром здравоохранения 8 месяцев и этого не понять? Чем он все это время занимался?

Думка автора може не відображати думку редакції. Редакція не несе відповідальності за обґрунтованість і тлумачення думки автора, а сайт є лише носієм інформації.